Александрийская карусель «Золотой век»

О каруселях

30 июня 1559 года на Королевской Площади Парижа состоялся турнир в честь подписания мирного договора с Испанией. Король Генрих II любил турниры и всегда был их активным участником, как и полагалось монархам того времени. К эпохе ренессанса турниры считались уже сравнительно безопасными занятием, турнирные доспехи делались таким образом, что нанести телесные повреждения противнику было практически невозможно... Однако, когда король сошелся в поединке с графом Монтгомери — случилось несчастье: копье графа сломалось, а щепка застряла в глазнице шлема Генриха II. Король в муках умирал в течении 10 дней, после его смерти турниры остались в прошлом, сначала во Франции, а позже и в остальных государствах Европы.

Король Генрих IIТурнир 1559 года в ПарижеЕкатерина Медичи

Вдова Генриха II, флорентийка Екатерина Медичи, хотя и запретила турниры, пыталась найти им достойную замену, поскольку подобные праздники наглядно демонстрировали величие и силу монарха в глазах подданных. В то время законодательницей моды была Италия, и вот на смену средневековым военным праздникам пришла эстетика праздников итальянского ренессанса и пышных аллегорических действ. Двор Медичи к тому времени нашел подходящую замену турнирам — конные карусели: масштабные преставления на античные или легендарные сюжеты, из десятков придворных всадников, которые разыгрывали конные балеты и выполняли всяческие упражнение на ловкость, не вступая в прямые поединки друг с другом.

Так конные карусели, появившись при флорентийском дворе, скоро распространились и во Франции, а оттуда уже по всем государствам Европы.

С началом эпохи барокко Франция начинает диктовать моду на праздники. Король Людовик XIV не отличался  могучим телосложением и ростом, не был он и великим полководцем, в отличие от своих маршалов. Однако праздники Версальского двора были поставлены с таким мастерством, что король, их самый активный участник, казался настоящим божеством для своих подданных. Многочисленные эскизы и гравюры праздников той эпохи демонстрируют фантастические и величественные образы, в которых выступали король и его свита.

Одним из праздников той эпохи, определившим моду более чем на столетие вперед, стала масштабная карусель, устроенная в Париже перед дворцом Тюильри в 1662 году. Хотя самого дворца уже давно нет, площадь перед ним до сих пор так и называется «площадь Карусель» в память об этом грандиозном событии.

Праздник эпохи ренессанса и барокко — это космос в миниатюре, поэтому главной темой карусели было избрано состязание пяти наций со всех концов света. Тут были Турки, Персы, Индусы, Римляне, возглавляемые королем, и даже кадриль Американских индейцев. Естественно в каждой конной процессии участвовали не жители далеких стран, а придворные французского короля, облаченные в экзотические «карусельные» костюмы, имевшие к реальным этнографическим костюмам весьма отдаленное отношение. Костюм прежде всего демонстрировал богатство владельца, поэтому десятки всадников сияли золотом, бриллиантами и гигантскими плюмажами в половину человеческого роста, к удивлению простых парижан, которые до этого не видели ничего подобного. Праздник был запечатлен на гравюрах, которые быстро разошлись по дворам Европы.

Карусель на площади ТюильриКарусель на площади ТюильриКарусель на площади Тюильри
Карусель на площади ТюильриКарусель на площади Тюильри

К сожалению, от каруселей оставалось мало вещественных свидетельств. Ментальность придворных той эпохи предполагала, что праздник демонстрировал щедрость, поэтому делался лишь единожды (за небольшим исключением), и все, что использовалось на празднике, также использовалось лишь один раз. Поэтому роскошные костюмы перешивались, а декорации шли на слом. Счастливое исключение — Швеция, там было принято сохранять одежды монархов, поэтому до сих пор в собраниях королевского дворца находится прекрасно сохранившаяся карусельная экипировка короля Карла XI. Благодаря ей мы можем представить роскошь праздников той эпохи. Надо сказать, мало кто мог позволить себе размах версальского двора. Шведским придворным для своей карусели пришлось делать античные доспехи из папье-маше, да и скандинавский климат заставил провести карусель в крайне сжатые сроки, поскольку приходилось красоваться в римских доспехах при минусовой температуре.

Впрочем, когда после петровских реформ традиция европейских придворных торжеств была перенесена в Россию, северный климат сыграл свою злую шутку и над устроителями самой масштабной в России карусели. Екатерина II, только взойдя на престол, по традиции эпохи пыталась укрепить свое положение с помощью массовых праздников. На июнь 1765 года планирлвалась карусель перед Зимним Дворцом. Эта карусель должна была повторить ту самую знаменитую карусель Людовика XIV, прошедшую столетием ранее. Директор карусели, обер-шталмейстер императрицы, князь П. И. Репнин внимательно изучил описания, гравюры и костюмы с того праздника. Тысячи дворян съехались со всей России, чтобы посмотреть или принять участие в этом действе. Архитектор Антонио Ринальди возвел амфитеатр на всю дворцовую площадь, и тут... начинаются дожди. Лето 1765 года было столь дождливым, что как ни пытались переносить дату карусели — погода мешала. Пришлось отложить праздник на год, что оказалось очень дорого и для казны, и для участников праздника.

Зато в следующем году все удалось провести без накладок. Масштаб праздника действительно мог сравниться с французским. В карусели участвовали кадрили наций со всех концов света, но к привычным уже нациям (римляне, индийцы, турки) были добавлены славяне, что, впрочем, никак не сказалось на костюмах всадников, одетых в античном стиле. Помимо кавалеров, в празднике принимали участие и дамы, но  не верхом, а на колесницах. Набор упражнений для кавалеристов был стандартным — снять кольцо пикой, метнуть дротик в цель, срубить головы манекенам. За состязанием внимательно следили судьи, и, если в каруселях с участием монарха победитель был предрешен, то тут судьи не были декоративной инстанцией, а действительно разошлись во мнениях, кому достанется первый приз — бриллиантовая пуговица и петлица на шляпу. Первый приз в итоге получил подполковник Кирасирского полка князь И. А. Шаховской.

К концу XVIII века в моду постепенно вернулась готика и рыцарский роман. Император Павел, поклонник рыцарских традиций, также намеревался проводить карусели у себя в гатчинской резиденции. Он инициировал постройку арены для турниров, которая так и не была завершена из-за преждевременной смерти императора, однако в незавершенном виде сохранилась до настоящего времени.

Со смертью Павла заканчивается XVIII век и начинается другая эпоха, более прагматичная, в которой уже не было места расточительным торжествам в духе барокко. Тем не менее, традиция конных каруселей не умирла, а просто видоизменилась. Ко второй четверти XIX века готика стала самым модным и популярным направлением архитектуры, а исторический роман — самым популярным жанром литературы. Россия уже давно была в русле европейской моды, император Николай I — страстный англофил, поклонник Вальтера Скотта — выбрал готику официальным стилем свой резиденции — Петергофа и, прежде всего, парка «Александрия». С тех пор конные карусели — это прежде всего игра в средневековье, даже не в само средневековье, а в «мечту» об эпохе из волшебного рыцарского романа или старинной сказки.

Супругу Николая I императрицу Александру Федоровну (Фридерику Шарлотту Вильгельмину), еще в бытность прусской принцессой называли Белой Розой, в честь героини романа де Ла Мотт Фуке «Волшебное кольцо». Это романтическое прозвище сохранилось и в России, а венок из белых роз украсил герб царской резиденции. В 1829 году, в день рождения императрицы, в Потсдаме в ее честь провели одну из самых масштабных рыцарских каруселей XIX столетия — «Волшебство Белой Розы». Уже одно название намекало на сказочный сюжет праздника. Придворный архитектор Карл Фридрих Шинкель возвел декорации в классическом духе напротив королевского дворца. В огромные триумфальные ворота въезжали кадрили рыцарей, одетых в стилизованные средневековые латы. Рыцари демонстрировали мастерство держаться в седле, конные балеты, театрализованные сражения и упражнения на ловкость. Помимо рыцарских кадрилей, гостям были представлены многочисленные «живые картины», а сами торжества завершились балом и награждением победителей. Память о празднике хранилась еще долго, и альбомы с иллюстрациями продолжали издавать и переиздаваться на протяжении десятилетий.

Праздник Белой Розы в ПотсдамеНиколай IЦарскосельская карусель 1842 года

Николай I тоже решил провести масштабный рыцарский праздник в Царском Селе — именно там хранилась тогда большая коллекция оружия и доспехов, ныне представленная в рыцарском зале Эрмитажа. Императору и придворным пришлось впервые в жизни облачиться в настоящие средневековые латы, которые далеко не всегда подходили по фигуре. Заметим, что во время прусской карусели латы были изготовлены специально и напоминали средневековые доспехи весьма отдаленно. Ф. П. Литке, воспитатель великого князя Константина Николаевича, оставил такие забавные воспоминания: «Кавалерам латы даны были из Арсенала. Все это прибрать и пригнать в неделю, дамам сшить себе костюмы. С ног все сбились. Но это еще не главное: надо было видеть этих несчастных, когда они влезли в железные футляры, не на них сшитые, совершенные мученики, и в этом состоянии управлять лошадью. Кавалеристы записные признавались, что они совсем не покойны, тем более что и лошади не привыкли к таким фигурам. Государь, примеряя шлем свой, чуть не задохся. С его расположением к притечению крови к голове... Словом тоска наполняла душу, пока все не кончилось!.. Между тем все-таки факт любопытный и стоит сохранить его в памяти...» Однако не все отзывы были столь критичны. Сам Константин Николаевич был доволен праздником: «Был карусель, мущины в латах, дамы в костюмах. Мы пажами. Все в восхищении». Впрочем, если судить по знаменитой картине Верне, пажам было гораздо проще в их легких костюмах.